Диалог об экспрессии: материалы конгресса "Танцевальных историй 2019"

Опубликовано: 06.03.2019
Фото: Антон Алёшкин

Мелия
Просмотров: 2952
Комментариев: 0
Конгрессы масштаба "Танцевальных историй" для России – редкость. Организатору турнира, Ирине Максимовой, удалось собрать самые громкие имена мира танца, и задать увлекательную тему, которая с успехом объединила участников самых разных поколений. Тему танцевальной экспрессии, выразительности рассмотрели с разных сторон Вильям Пино и Мелия, Игорь Краус и Декатра. Благодаря содействию оргкомитета турнира, сегодня Вы можете познакомиться с материалами уникального конгресса на наших страницах.

Вильям Пино: "Презентация по-итальянски"


Вильям Пино напомнил всем участникам конгресса, что каждый танец обладает своей собственной экспрессией: "Танго – это преимущественно агрессия, вальс – очень романтичный танец, квикстеп – это что–то легкое, счастливое и так далее". Маэстро предложил задуматься о том, что эмоциональная составляющая танца напрямую зависит от движения: "Мне более интересно увидеть правильное движение, а не выразительную мимику. Каждому из Вас больше присущ определенный тип движения в танцах. Для кого-то это, возможно, вальс, для кого-то – танго…. Этот тип движения Вы зачастую переносите на другие танцы".




"Очень часто в разных танцах Вы не меняете движение, Вы просто меняете выражение лица. Но в танце, напротив, всё идёт от движения, от тела. Сейчас хореографии строятся таким образом, что одну и ту же фигуру можно станцевать в разных танцах. Но, чтобы танцы были узнаваемыми, нельзя забывать при исполнении, что разные танцы имеют разный характер спуска и подъема, вращения и поворота, разный свей".

Декатра: "В поисках индивидуальности"


Екатерина Лапаева подчеркнула, что у каждого латиноамериканского танца есть собственная смысловая нагрузка, которую мы пропускаем через призму собственного духовного опыта: "Мы должны выразить в танце наши впечатления, наш опыт. Попытка просто механически воспроизвести движения приводит к тому, что мы входим в режим биоробота. Мозгу становится скучно в отсутствии смысловой нагрузки, без какой-то, направленной в тело, идеи".

Декатра отметила, что можно замедлять или ускорять перенос веса тела, в зависимости от характера танцора и построения хореографии: "В идеале мы стремимся быть и ритмичными, и музыкальными, и быть точными в своих счетах. Ритмичность и музыкальность – это разные вещи. Музыкальный танцор лучше чувствует мелодию, ритмичность может быть отрезанной от музыки. При исполнении хореографии музыка может звучать в разных частях тела. Можно делать акцент на верхнюю часть корпуса или же, наоборот, стопы и колени. В этом случае мы становимся более интересными для зрителя".




Среди самых типичных ошибок танцоров Екатерина Лапаева назвала взгляд "вовнутрь": "Мы разговариваем путём языка тела. Направленное, сфокусированное движение – это и есть Ваш текст. Если разговаривать не с кем, то у нас получается монолог, разговор с самим собой. А мы всё-таки разговариваем с публикой, со зрителем. Перфоманс и техника должны быть едины, ведь в танце происходит слияние музыки, намеренности движения, техники и экспрессии".

Мелия: "Танец на 100 процентов"


Мелия констатировала, что выразительность – это то качество танцора, которое позволяет привлечь к себе внимание на паркете. О том, какие аспекты для неё особенно важны в пасодобле, Агнешка Мельницка показала на примере нескольких упражнений для рук и спины: "Самое главное – это то, как Вы презентуете себя на паркете, это Ваша форма. Для меня форма – это body connection («связь в теле» - прим. ред.). Мои ноги связаны с моим телом через центр гравитации. Центр гравитации находит связь с нижней частью моего позвоночника и таким образом я создаю длинную линию в спине. Такая постановка корпуса дает ощущение пространства вокруг вас, которое вы должны сохранять на протяжении всего танца".







Одним из ключевых качеств танцора Мелия назвала энтузиазм: "Мы с Сережей (Сурковым - прим. ред.) никогда не оценивали танец категорией правильного или неправильного. Потому что, если это естественно, если в этом есть жизнь, энтузиазм, душа, это не может быть неправильным. Танец – это движение тела, которое мы используем, чтобы выражать себя. Не для того, чтобы удивлять кого-то нашими механическими и техническими возможностями. Я хочу, чтобы Вы не забывали, что в танец надо вкладывать себя на 100 процентов. Мне всегда кажется, что у русских людей душа и сердце танцуют. Мне бы хотелось намного больше видеть это у Вас на паркете".

Игорь Краус: "Танец как игра"


Игорь Краус рассмотрел психологические аспекты танца, в том числе связанные с влиянием ритма и музыки на тело танцора: "Когда мы танцуем, наши действия – это реакция на нашу эмоцию, на наше воображение. Большинство способов выразить себя связаны с тем, что я что-то говорю, не важно, каким я делаю это способом. Я говорю текст, это и есть мой body language ("язык тела" - прим. ред.). Кроме текста, есть также контекст (правильно ли меня понимают?) и есть подтекст (то есть то, что я имею в виду для себя самого, а именно то, что я хочу выиграть). Так вот, если подтекст или контекст выходит в танце на первый план, и начинаются сложности".

В финале своего занятия Игорь прочитал отрывок из стихотворения Иосифа Бродского "Остановка в пустыне" (1966), которое стало своеобразным итогом конгресса, и поблагодарил организаторов за предоставленную лекторам возможность рассказать о своём видении танца: "Огромное спасибо Ирине Максимовой! Это потрясающая идея сквозь турнир провести идею связи времен, эстафету поколений".