Игорь Кондрашев: эстетические категории европейских и латиноамериканских танцев или похвала вульгарности

Опубликовано: 08.06.2022
Фото: Дмитрий Плетнев

Игорь Иванович Кондрашев
Просмотров: 5312
Комментариев: 0
Элегантность — это не прерогатива молодёжи,
это прерогатива тех, кто держит в своих руках их будущее.
Коко Шанель


ЭЛЕГАНТНОСТЬ


Однажды на одной из лекций Энтони Хёли* задали вопрос:- «Про что бальные танцы?». «Про элегантность» - был его ответ.

Элегантность — термин, который у нас ассоциируется чаще всего с миром моды. Мир моды богат многочисленными стилевыми направлениями: милитаристский, спортивный, деловой, нью-лук и другие. Человека можно назвать элегантным вне зависимости от того, какой стиль одежды он выбирает. То есть элегантность не является отличительной чертой определённого стиля.

Как сказала велика Мадмуазель - «Она элегантна не потому, что одела это платье, а потому что она элегантна».

Так же термин «элегантность» мы можем встретить в характеристиках архитектурных сооружений, чаще в дизайне интерьеров.

Если обратиться к архитектуре, то нам известно, что существуют классический, романский, готический, барокко, конструктивизм, модерн стили и т. д. И в этом случае то или иное сооружение или интерьер, независимо от стиля исполнения, мы можем характеризовать или нет как элегантное.

Если мы обратимся к хореографическому искусству, то и здесь мы обнаруживаем такие направления как классическая хореография, народно-сценический танец, стиль модерн, фольклорные танцы, эстрадные танцы, бальные танцы, которые подразделяются на европейское и латиноамериканское направления.

И здесь ничто не указывает на «элегантность» как хореографическое направление.

То есть из, вышеперечисленного можно сделать вывод, что понятие «элегантность» не может быть присвоено исключительно тому или иному стилю.

В хореографическом искусстве зачастую акцент сдвигается не на постановку как таковую, а на исполнителя. В этом случае мы можем характеризовать носителя хореографии — танцора элегантным, либо отказать ему в этом качестве вне зависимости стилевого направления постановки.

Какими же свойствами должен обладать предмет или исполнение, чтобы ему можно было присвоить определение «элегантный»? Какие черты характеризуют элегантность?

Словарь И. С. Ожегова 1953года даёт определение:«Элегантный — изящный, изысканный».
Википедия в 2021 году даёт элегантности следующее определение: «Элегантность — этико-эстетическая категория... Характеризуется благородной простотой, спокойствием, расслабленностью, строгостью и плавностью».

Авторитеты мира моды и кинозвёзды тоже делились своим представлением об элегантности.
«Скромность — это верх элегантности», - сказала Коко Шанель.
«Простота — суть элегантности», - сказала Софи Лорен.
То есть, элегантности свойственно чувство меры.

В таком случае нам необходимо решить задачу - насколько уместна элегантность в конкурсных европейских и латиноамериканских танцах.

Главной целью конкурсных танцоров является победа в соревновании. Чтобы оказаться на вершине турнирной таблицы, танцоры обязаны использовать все доступные средства, чтобы привлечь к себе внимание судей турнира, от которых зависит прохождение танцоров наверх по турнирной лестнице и оказаться на её вершине. Для этой цели привлечены все возможные средства — это хореография, костюмы, причёски, макияж.

Всё должно быть направлено на то, чтобы выделиться среди конкурентов. Хореография должна быть предельно насыщенной, костюмы и макияж — максимально броскими.

И, конечно, исполнение. Требуется напыщенность. Необходимо максимально демонстративно преувеличивать эмоциональную окраску танца. В экспертном сообществе это признаётся как «выразительность».

Дело усугубляется тем, что на танцевальном паркете одновременно находится большое количество пар. Каждая пара стремится занять более выгодную позицию. Происходят столкновения между танцорами, что нередко приводит к травмам. Пары не должны страдать предупредительностью или уступчивостью, в противном случае, как танцорам кажется, они будут выглядеть в глазах судей слабыми.

Соответствует ли всё это критериям элегантности?

Джорджио Армани изрёк:
- «Быть элегантной не значит броситься в глаза, это значит врезаться в память».

Но данное замечание противоречит целям и задачам конкурсного исполнителя. «Врезаться в память» — это хорошо, но соревнование происходит сейчас, арбитры находятся здесь, и танцорам нужно «броситься в глаза» в сию минуту.

«Память» в банк не положишь - кто помнит великие имена былых времён?
Софи Лорен утверждает, что «у элегантности негромкий голос».
Но кому нужен «негромкий голос»? С таким «голосом» вас никто не увидит и не услышит. С таким «голосом» танцор окажется на дне турнирной таблицы. Разве он для этого выходит на конкурсный паркет?
О себе нужно заявлять громко! И не просто громко — надо кричать!

В таком случае возникают вопросы:
- Насколько уместны критерии и характеристики элегантности на конкурсном танцевальном паркете?
- Не вступают ли они в противоречие со спортивными задачами конкурсного танцора?
- И какой судья будет отыскивать среди множества одновременно танцующих пар «изящество», «благородную простоту и строгость»?

Ответ лежит на поверхности: «элегантности» нет места в конкурсных европейских и латиноамериканских танцах.

ВУЛЬГАРНОСТЬ


Если посмотреть на условную шкалу координат эстетических категорий или ценностей, то на стороне противоположной «элегантности» мы обнаружим такое понятие как «вульгарность».

Элегантность и вульгарность — антиподы по происхождению.
Элегантность в поведении, манере одеваться изначально была присуща исключительно аристократии, которая являлась и законодателем модных тенденций. Аристократии подражали. Элегантность снизошла сверху.

Вульгарность явилась снизу - из простонародья. Вульгарность являлась характерным признаком низкого происхождения. Слово «вульгарный» происходит от латинского «vulgaris», что означает «обычный, общедоступный», из vulgus «народ, толпа».

Элегантность и вульгарность являются антагонистами. Они навечно обречены противостоять друг другу.
Вульгарность криклива и бесцеремонна.
Она не уступчива. Она всё знает.

«У вульгарности два непременных признака: для неё нет ничего трудного и ничего чуждого», - сказал Гилберт Честертон.

Да — вульгарность напыщенна.
Да — вульгарность агрессивна.
Но не эти ли качества так необходимы конкурсному исполнителю для победы в соревновании?
Ведь именно эти признаки являются тем непременным условием, которые помогают побеждать танцорам на соревновании.

Кроме того, у вульгарности есть ещё одно достоинство заслуживающее внимания — она даёт возможность маскировать внутреннюю пустоту исполнителя.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что у элегантности нет шансов на выживание в конкурсном бальном танце. Она должна скромно уступить дорогу уверенной поступи вульгарности.
Но куда же ведёт эта дорога?

КИТЧ


Китч — то самое эстетическое пространство, где современные конкурсные танцы могут ощущать себя органично. Китч является порождением массовой культуры, характеризующееся серийным производством и статусным значением и ориентирован на потребности обыденного сознания.

«...отвечает запросам массы и не имеет ограничений по степени образованности... Его называют ужимкой, подражающей внешней стороне искусства.» (из Википедии)

Происходит от немецкого Kitsch — безвкусица, дешёвка.
«Независимо от того, выступает ли он сентиментальным, эффектным или напыщенным или креативным, китч называют ужимкой, подражающей внешней стороне искусства. ...опирается только на повторение условностей и шаблонов, лишён творческого начала и подлинности, демонстрируемых истинным искусством». (из Википедии)
Глашатаем китча можно смело считать Энди Уорхола, благодаря которому китч и получил свою статусность в ХХ веке.

Чешский философ и теоретик искусства Т. Кулка говорит, что «под китчем понимается подражание внешней стороне искусства,поддельность, лёгкая воспроизводимость, апелляция к элементарным, утрированным эмоциям зрителя/слушателя. Китч служит исключительно декоративной цели и не имеет истинных художественных достоинств. Китч лишь повторяет то, что зритель уже знает».

Однако, и это несомненно, с эстетической точки зрения китч имеет определённую привлекательность. И не стоит стыдливо отмежевываться от культуры китча. Тот же Т.Кулка приходит к выводу о том, что относить его к «плохому» искусству было бы в корне неверно.

И правда, такие имена поп культуры как Грэйс Джонс, Дэвид Боуи вознесли китч до высот искусства.

И, наконец, китчу удалось сделать то, чего никому никогда не удавалось — он сумел примирить элегантность с вульгарностью. Ведь вывел же Карл Лагерфельд на подиум высокой моды кроссовки. И ничего — мир не рухнул.

Конкурсный бальный танец очень органично вписывается в эстетический пейзаж китча: всевозможные сверх «over sway», сверх прогибы партнёрш, битьё челом о паркет, сверх скорости. Всё «сверх», без меры — исполнители европейских танцев с большим успехом осваивают безграничные просторы эстетики китча.

Но исполнители латиноамериканских танцев не склонны уступать: гипертрофированная демонстрация эмоций, клишированные ужимки передающиеся от одной пары к другой, выкрики танцоров - латиноамериканские танцы уж точно не рождались в салонах. А следовательно, ничто и никто не может заставить исполнителей этого жанра нервно оглядываться на эстетские предрассудки и поддаваться рефлексии — уделу слабых.

Дело состоит в том, что элегантность ограничена в выразительных средствах. Она добивается максимальной выразительности минимальными средствами. Вульгарность же, в противовес элегантности, даёт неограниченный простор в выборе средств.

Конечно, нужно обладать талантом, художественным чутьём и вкусом, чтобы соединить в своём танце элегантность с вульгарностью. Но тем, кто не очень уверен в своих силах, вероятно имеет смысл делать ставку на вульгарность.

Давайте оставим в покое «элегантность» как отжившую свой век побитую молью бутафорию.
Да здравствует вульгарность!

И дабы в укрепиться в животворящую силу этого лозунга, можно привести слова Оскара Уайльда, которые, правда, были сказаны им в связи с вопросами литературы, но суть заявления вполне уместна к исполнителям конкурсных латиноамериканских и европейских танцев: «Что касается литературы, то я отнюдь не собираюсь её защищать. Она оправдывает своё существование великим законом Дарвина о выживании вульгарнейших».

* Энтони Хёли — финалист Блэкпула в европейской программе среди профессионалов в 1963-1973 годах. В трёх из них вышел победителем.

Игорь Кондрашев
март 2022