Вера Плетнева: Разговор по душам

Опубликовано: 14.10.2013

Леонид и Вера Плетнёвы (фото:из личного архива)
Просмотров: 9565
Комментариев: 0
У каждого мужчины должна быть своя Муза. Та, что даёт ему силы, заставляет идти дальше, вдохновляет на подвиги. Вера Плетнёва умеет быть такой. Ведь, как психолог, она очень хорошо знает один женский секрет: рядом с востребованным мужчиной может находиться только самодостаточная женщина…

Вера, обычно мы начинаем наши интервью с танцевальной истории. Какой она была у Вас?

Вера: Период моего танцевания пришелся на 90-е - начало 2000-х. Я начала танцевать в девятнадцать лет, что по нынешним меркам достаточно поздно. Но мне повезло, потому что я сразу попала в хорошие руки к Жене Антонову, и у меня был сильный партнёр. Когда спустя три года мы расстались, в новом составе я начала танцевать в Профессионалах латиноамериканскую программу.

Я очень много занималась с лучшими педагогами индивидуально в России и за рубежом. Моими учителями были Игорь и Иветта Кондрашевы, Алла Чеботарёва, Бьянка Шрайбер, Ханс Гальке, Карен Харди, Колин Джеймс, Тона Нихаген, Руд Верми. Мы с моим новым партнёром выступали на российских турнирах Гран-При и Чемпионатах, в знаменитом Блэкпуле и на International Championships в Англии, где, постоянно совершенствуясь, получали ценный опыт профессионального танца.

Также я с благодарностью вспоминаю своего последнего партнёра, который танцевал десять танцев. Мы тренировались, но так и не вышли на турнир, тем не менее, он настолько заворожил меня стандартом, что я решила, что когда-нибудь попробую себя в этой программе. Его тренером был Леонид Плетнёв, я взяла себе это на заметку, на будущее.

Мечта сбылась?

Вера: Не сразу. Был некоторый период затишья, когда я завершила образование, вышла замуж, родила первого ребенка. Танцевальное прошлое у меня было довольно многогранным: помимо собственного танцевания, два довольно успешных клуба, судейская деятельность (к окончанию танцевания я имела высшую судейскую категорию).
Поэтому после перерыва я вернулась в танцы. Но начала не с моей любимой латиноамериканской программы, а вспомнила о моём давнем желании почувствовать стандарт, и написала письмо Леониду Плетнёву с просьбой об уроках.

Очень долго мы просто занимались. Танцевать с ним было огромным удовольствием для меня, он – профессионал высочайшего класса, а я уже имела такой танцевальный уровень, который позволяет это оценить. Параллельно с занятиями мы лучше узнавали друг друга, и росла взаимная симпатия. В какой-то момент мы почувствовали друг друга и начали встречаться. Сейчас мы одна семья, у нас подрастает ещё один малыш. И Леонид сейчас часто вспоминает: \"Как хорошо, что ты тогда мне написала\".

Почему Вы решили стать психологом?

Вера: Психологией я интересовалась всегда, но после школы по некоторым причинам не рискнула поступать на психфак МГУ, а отправилась туда же на романо-германское отделение филологического факультета. Это было как раз то время, когда я начала танцевать.

Вообще, образовательный список у меня довольно большой. Это МГУ, Колледж католической теологии, Высшее училище администраторов (с последующей работой в Министерстве иностранных дел), РГУФК, Институт педагогики и психологии и много дополнительных образований. В последнем ВУЗе я окончила факультет практической психологии по специальности \"Клиническая психология\" с узкой специализацией в кардиопсихологии.


А как началась ваша работа с танцорами?

Вера: Имея помимо специального образования богатый танцевальный, педагогический и судейский опыт и зная ситуацию изнутри, я наблюдала нехватку психологических знаний и навыков у танцоров. Начала работать со сборной командой РТС как психолог, а вскоре танцоры, родители и педагоги стали обращаться и за индивидуальными консультациями.

С какими вопросами к Вам обычно приходят танцоры?

Вера: Наиболее частые вопросы касаются взаимоотношений в паре, разрешения конфликтных ситуаций, преодоления стресса перед турниром, повышения эффективности выступления. Частая претензия партнёров друг к другу – это непонимание.

К сожалению, зачастую партнёры просто не умеют общаться, не владеют нужными психологическими инструментами эффективного взаимодействия, даже танцуя в паре долгое время. На коррекцию этого и направлена моя работа с ними.

Можно сказать, что танцы отражают происходящее в повседневной жизни. С той лишь разницей, что в танцах всё более концентрировано, развитие взаимоотношений происходит быстрее, сроки сжаты, а цели очевиднее и желаннее, поэтому и переживания неудач острее.

Кто обращается к Вам чаще: партнеры или партнерши?

Вера: Партнёрши обращаются обычно чаще и на более ранней стадии сложной ситуации. Партнёры до последнего пытаются разрешить ситуацию сами и по-своему, и приходят только тогда, когда всё зашло в тупик. Это обусловлено психологическими различиями мужчины и женщины и, в общем, такое положение дел естественно.


Обычно партнёры и партнерши приходят отдельно друг от друга. Иногда бывает и так, что партнёрша не знает о том, что ко мне на консультации приходит её партнёр, и на моё предложение прийти вместе, говорит, что партнёр ни за что не согласится посетить психолога. Вот вам и пример того, насколько мы, танцуя вместе, и, даже живя вместе, не знаем друг друга.

Какие качества необходимы успешному танцору?

Вера: Раньше мне казалось, что таланта, целеустремленности, силы воли, мотивации и выносливости вполне хватает. Но сегодня я скажу иначе: гибкость ума и скорость мышления – вот важные качества, приводящие к успеху. Также полезны сопутствующие способности: чувство юмора, в меру философский взгляд на вещи.

Проходит немало времени, прежде чем ты понимаешь, что жить в зале от заката до рассвета – это не то, что единственно необходимо для победы. Развивая себя за пределами танцевального зала, вы обогащаете свой танец. \"Бедная душа не может танцевать богато\" – цитата из книги моего мужа.

В танцах, как и в жизни, у всех разный потолок. Однако все хотят прийти к своему лучшему танцу…

Вера: Расхожее среди танцоров стремление \"сделать максимум\", на мой взгляд, очень абстрактно и может привести к постоянному неудовлетворению собственным танцем. Для того, чтобы этого не произошло, важно, во-первых, понимать, из каких составляющих состоит этот \"максимум\". Во-вторых, понимать, как к нему поэтапно продвигаться.


У молодой пары эту структуру должен выстраивать преподаватель, взрослая учится строить ее сама. Здесь и нужна помощь психолога. При таком подходе пара сможет видеть, как она выросла относительно самой себя прежней, а образовательный процесс станет эффективнее.

А к Вам обращаются преподаватели?

Вера: К сожалению, не часто. Хотя совместная работа преподавателя и психолога необходима для успеха пары. Я сейчас готовлю об этом курс лекций для учителей. Часто слышу от них обиженную фразу: \"Самое сложное сделал я, а они (танцоры) ушли к другому педагогу и тот теперь пожинает плоды моей работы\". Уход танцора может восприниматься и как показатель некомпетентности преподавателя.

Уважаемые тренеры, помните: если ученик от вас уходит, то это ещё не значит, что вы – плохой тренер. Учитель и ученик находят друг друга на определенный срок, и творят вместе до тех пор, пока это развивает обоих. Как только этот полезный фактор исчерпан, они могут спокойно попрощаться. Важно при этом, чтобы танцоры умели уходить с благодарностью, а учителя спокойно принимать ситуацию. Это и есть одна из сторон миссии учителя – развивать и отпускать.


Предположим, я – человек жесткий. Какой педагог мне подходит?

Вера: Многое зависит от вашего эмоционального состояния. Если вы человек жесткий, то в какой-то момент времени вам подойдет педагог мобильный, тактичный. Если же, допустим, ваше состояние изменится, вы успокоитесь, то вам потребуется уже другой наставник: более эмоциональный, более прямолинейный. Редко бывает так, чтобы с вами рядом был один и тот же педагог на протяжении всей танцевальной карьеры – это удел великих. Важно ценить то, что он привносит в ваш танец, как бы долго вы с ним ни работали.

В школе и университете преподают, как правило, разные люди. Как Вам кажется, для каждого танцевального возраста нужен свой педагог?

Вера: На эту тему у меня есть статья \"Возраст танца\", её можно найти на моем персональном сайте. Я считаю, что до определённого возраста занятия у молодых танцоров должен вести один педагог, потому что каждый преподаватель по-своему преподносит информацию, использует разные инструменты воздействия на ученика.

Сопоставить эти, часто противоположные, требования молодому танцору не под силу, это умение приходит только с опытом. Тем более, что танец – это инструмент самовыражения, и многое зависит от того, есть ли танцору, что выразить.

Вам чаще встречаются среди танцоров экстраверты или интроверты?

Вера: Закрытых людей вообще больше. При этом, если человек коммуникабельный – это совершенно не значит, что он – открытый. Даже став чемпионами, люди по-прежнему остаются закрытыми, несмотря на то, что танец – это прекрасная возможность внутреннего раскрепощения.

Ваша миссия как психолога, если это обозначить кратко…

Вера: Часто, побуждая на консультации человека говорить, я спрашиваю, что мешает ему быть счастливым.

Мне хочется, чтобы люди стали счастливее. В том числе, танцуя. Потому что, когда они становятся счастливее, становятся свободнее, то в таком состоянии способны не случайно, а осознанно показывать свой лучший танец.

Мне хочется видеть на паркете свободных и счастливых людей! Зритель приходит в зал за позитивной энергией, за красотой, за настроением, за удовольствием. Такова моя миссия в танцах и в жизни. Давайте вместе идти к этой цели!