Школа латины: в поисках национальной идентичности

Опубликовано: 02.11.2012
Фото: Марина Мельникова

Андрей Зайцев и Анна Кузьминская
Просмотров: 12406
Комментариев: 0
Поиск национальной идентичности – дело тонкое, ведь зачастую, чтобы обрести собственное лицо, вначале приходится освоить чужой культурный опыт. Удалось ли российской школе танца выйти из тени своих учителей? Чем наша школа отличается от других национальных школ? И есть ли она вообще? Ответы на эти животрепещущие вопросы мы решили сегодня получить у ведущих российских специалистов.

Влад Павлов: "Безусловно, у России есть собственная школа танца. Она возникла не сейчас, не вчера, и не позавчера, а ещё тогда, когда наши пары впервые стали попадать в мировые финалы. И если вы посмотрите на сегодняшних чемпионов, то, как правило, они являются учениками тех, кто когда-то впервые начал побеждать за рубежом.

Конечно, мы тоже начинали учиться за границей, открывали там для себя какие-то новые возможности. Но наша школа тесно связана не только с английской и немецкой танцевальной школой, в своем развитии она учитывает также богатые традиции русского балета. Помните, нас еще в Советском союзе мучили: стопа и руки? Сейчас, к сожалению, эта идея не слишком популярна: некоторые каким-то образом умудряются танцевать без рук. Это тупиковая ситуация, но, к сожалению, сегодня в России - это одна из моделей танцевального развития.

Российская школа сегодня имеет разные ветви. Есть вариант спортивный, есть вариант более эмоциональный, но мы отличаемся от других. Так, к примеру, если взять соотношение итальянских и русских пар, то у нас хороших, качественных пар гораздо больше. В большинстве своём качество российских пар гораздо выше, чем у итальянских. У итальянцев есть хороший темперамент, хорошая подача себя, самореклама, но нередко при не самой лучшей технической составляющей".

Сергей Рюпин: "Я думаю, что в России уже сформировалась собственная школа танца. У нас есть педагоги, которые обладают достаточной квалификацией, которые сами прошли определённый танцевальный путь для того, чтобы научить своих учеников попадать в мировые финалы.

Вопрос о национальной идентичности в танце, разумеется, – очень глубокий, для целой диссертации. Здесь играют роль и условия жизни, и климат: все то, что формирует национальный менталитет. Если говорить о нашей национальной идентичности, то я думаю, что славянским танцорам присуща какая-то особенная экспрессия, выразительность, если хотите, душа.

Конечно, нам пока еще не хватает опыта. Ведь даже для того, чтобы воспитать хорошего танцора, нужен не один год. Но, чтобы воспитать хорошего педагога, чтобы он поднялся до такого уровня, на котором находятся, например, Эспен Салберг и Руд Верми, должно пройти несколько поколений. Или же наши педагоги должны развиваться очень активно. Тогда, возможно, эта планка и будет достигнута. Так что российской школе нужно только время. И я думаю, что если все будет хорошо, то через некоторое время наши педагоги сто процентов будут на том же уровне".

Светлана Тверьянович: "Я думаю, что российская школа есть. Да, мы учились у западных педагогов. Но педагоги моего поколения анализировали каждый урок по много раз, и из каждого урока не только выносили основные идеи и принципы, но и перерабатывали их, использовали в других танцах. Когда мы стали тренерами, мы уже сформировали собственное видение танца. Хотя и на английском базисе, но в России появилась собственная школа танца.

Мне кажется, отличительной чертой наших клубов до сих пор остается дисциплина, и поэтому техническое оснащение, технически правильный танец - это, пожалуй, то, что выделяет наших танцоров среди других танцевальных школ мира.

Во многом этот довольно высокий технический уровень обеспечивает еще и колоссальная конкуренция среди российских пар, и крупные турниры, которые в Москве проходят очень часто, практически каждые выходные. Это и есть залог того, что пары хотят расти, и растут порой быстрее, чем в других странах. Мы развиваемся сейчас очень правильно, и я не вижу причин, чтобы что-то менять. На данный момент основные качества российских танцоров – это техника, скорость, чувствительность. И это очень гармоничное развитие для меня".

Анна Безикова: "У нас, безусловно, есть детская национальная школа танца. И в латине, и в стандарте. Доказательством этому могут служить многочисленные победы наших детей на мировых чемпионатах. Ни в одной стране, разве что, кроме Китая, нет такого количества танцующих детских пар, в детском танце мы – бесспорные лидеры.

Что же касается взрослой школы танца, то здесь наиболее явным представителем российской, русской школы можно назвать клуб Виктора Никовского и Ларисы Давыдовой. Этот клуб, действительно, обладает уникальным лицом. Если же говорить о российских танцорах в целом, то, ни для кого не секрет, что наши топовые пары до сих пор предпочитают заниматься с западными педагогами: в танцах и сейчас бытует мнение, что иностранные педагоги более опытные. А раз нашим взрослым танцорам чего-то не хватает, раз они не ограничиваются только занятиями с нашими педагогами и стремятся за знаниями на Запад, это означает, что наша школа все еще не сформировалась.

Возможно, это связано с тем, что бальные танцы получили развитие в России значительно позже, чем на Западе. В этом смысле национальной идентичностью и ярко-выраженной индивидуальностью для меня обладают, к примеру, датские латиноамериканские дуэты. Как правило, это очень грамотные пары, с хорошим балансом мужского и женского начала и правильным распределением ролей в паре.

Что же касается наших пар, то, безусловно, у России есть прекрасный человеческий капитал: огромное количество талантливых ребят, с великолепно сложенными телами, просто предназначенными для танца или любой другой сценической формы искусства. Но мне кажется, что нашей школе ещё предстоит осознать, какое у неё должно быть лицо, каких танцоров мы хотим воспитывать, к чему мы стремимся. Конечно, уже сегодня в России есть целая плеяда прекрасных педагогов, но, на мой взгляд, пока процесс формирования русской национальной школы еще не закончен".

Петр Чеботарев: "Существует ли сегодня в России узнаваемая, всемирно признанная, как, например, русский классический балет, школа конкурсного спортивного танца? Школа, которая опирается на систему последовательной подготовки танцоров от "начинашек" до мегазвёзд, чьи фото не сходят со страниц журналов и телеэкранов?

С одной стороны, международные результаты, рейтинг наших пар и качество их танца говорят о том, что мы уже сделали важные шаги в этом направлении. С другой стороны, мы все ещё в начале пути. Да, есть английская школа, итальянская и, несомненно, есть наша... заявка. Родился и подрос гениальный ребёнок, который ещё не осознал, чьей крови в нём больше – русской, английской или итальянской.

Мне кажется, что сейчас самое время проанализировать основу наших достижений, и, сделать следующий шаг вперёд. Для этого шага, прежде всего, необходима выработка чётких и детализированных критериев оценки танца, единых для судей и тренеров. В частности, для дальнейшего развития я предлагаю создать специальный экспертный совет, координирующий подготовку и обучение танцоров, судей и тренеров на всех уровнях, от Москвы до регионов.

Поиск общих критериев оценки танца должен сопровождаться также созданием института независимого и квалифицированного судейства: движение в сторону спортивной объективности предполагает независимость судейского корпуса от пар и клубов. Иными словами: не может быть в судейских линейках любого чемпионата двух профессионалов, которые оценивают пару диаметрально противоположно только потому, что в своей педагогической практике руководствуются разными критериями.

Если мы выбрали спорт, то для начала мы должны основательно пересмотреть существующую систему обучения и судейства. Я уверен, что только выработка единых для всех специалистов представлений о технике, музыкальности, партнёрстве, выразительности, и хорошо выстроенная система обучения тренеров, танцоров и судейского корпуса, позволят нам не только до конца сформировать национальную школу конкурсного танца, но и укрепить её позиции на мировой арене".

P.S.: В рамках небольшой статьи сложно отразить все многообразие мнений. Тем не менее, очевидно, что представления о российской танцевальной школе пока лишены однозначности. Успехи наших пар на мировых турнирах – прекрасный прецедент. Однако получится ли у российской танцевальной системы создать собственный, чисто русский продукт? Вопрос остаётся открытым, хоть жребий уже брошен...