Иван Крылов и Наталия Смирнова: Смешное кино

Опубликовано: 15.04.2010

Иван Крылов и Наталия Смирнова (фото из личного архива танцоров)
Просмотров: 14450
Комментариев: 0
В бальных танцах есть три стихии: чуточку разбитная Латинская Америка, немного консервативная Европа, и, наконец, настоящий театр двух актёров – секвей, шоу. Как нельзя уютно в этой свободной стихии чувствуют себя Иван Крылов и Наталия Смирнова - бронзовые призеры чемпионата России по стандарту среди профессионалов и чемпионы России по европейскому секвею.

Досье

Иван Крылов

Начал танцевать в 11 лет, в коллективе \"Пальмира\" у Дмитрия Ягодовского и Ирины Катасоновой: \"Эти люди привили мне любовь к танцу, и на первом же их занятии я понял, что я буду танцевать всю жизнь\", - рассказывает Иван.

\"До бальных танцев я танцевал в балете \"Топотушки\", и играл роль жёлтого цыплёнка. Когда я устал бегать по кругу в роли цыплёнка, я ушел из ансамбля и сказал: \"Никогда больше!\". Тогда меня и позвали на бальные танцы.

Образование – профильное, серьезное: выпускник нового гуманитарного университета Наталии Нестеровой (факультет \"Академия танца\"), счастливый обладатель кандидатской диссертации с труднопроговариваемым названием: \"Педагогические условия формирования эстетической культуры старших подростков в дополнительном образовании общеобразовательных учреждений\".

Обаятелен, артистичен, эмоционален. Для пущей убедительности нередко \"разговаривает\" на всех возможных иностранных языках, включая язык \"зверей и птиц\".


Наталия Смирнова

Начала танцевать в 10 лет, в коллективе \"Энтузиаст\" у Олега Кудинова. На танцы Наталию привёл папа. \"Первый год я периодически сбегала с танцев, мне было неинтересно, а потом как-то все закрутилось: медленный вальс, ча-ча-ча, рильо, мой любимый танец - полька...\"

Образование: выпускница московского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов по специальности - балетмейстер-постановщик, педагог спортивного танца, методист народного художественного творчества. Училась не понарошку: названия многочисленных предметов и их содержание, кажется, и сейчас помнит ничуть не хуже, чем студенты в сессию.

Обворожительная, но строгая, Наталия умеет все: танцевать шоу, устраивать праздники, делать эффектные прически, готовить пасту, пирожки и торт, и так далее, почти до бесконечности.

Веселые ребята

Вы успешно танцуете европейский секвей и пять танцев европейской программы. А в каком из этих амплуа вы чувствуете себя более органично?

Иван: Это абсолютно разные вещи. Шоу у нас получается лучше, потому что в шоу ты больше думаешь о характере танца, о том, что ты хочешь донести, а не о том, как ты должен опуститься, где подняться, где у тебя должна быть рука. Cеквей всегда танцуешь как историю. Пять танцев не так. Хотя, может быть, и пять танцев стоило бы танцевать именно таким образом.

Вы хорошо осознаете свой стиль?

Иван: Изнутри говорить о себе всегда очень сложно. Особенно, когда ты не смотришь свои записи много-много лет. Могу только сказать, что Dаnce News сказали о нас, что мы - харизматичные ребята (\"strong personality\").

Наталия: Наш личный стиль мы не осознаем. Просто есть какие-то образы, которые нам проще изобразить. Мы знаем, что мы \"смешные ребятки\": лёгкие на подъем, юморные, но мы никогда в жизни не думали, что мы сможем изобразить романтику в юмористической форме! Зенкевич увидел в нас это.


Как долго вы готовите шоу?

Иван: Шоу даются нам легко. Некоторые люди делают шоу месяцами, прекращают танцевать пять танцев. Мы делаем каждое шоу за два-три дня...

И не боитесь в этом признаться?

Иван: Нет, не боимся. В шоу не должно быть чего-то вымученного. Когда мы сделали наше первое шоу, то на второй день мы уже танцевали его у Саши в клубе. И те, кто видели этот номер, сказали, что наше шоу смотрится так, как будто бы это кино. У нас получилось легко. И мне кажется, так только и должно рождаться что-то интересное. Только, когда есть эта свобода и лёгкость.

Сейчас вы сложившаяся пара с яркой индивидуальностью. Интересно, а в детстве ваши артистические задатки как-то проявлялись?

Иван: В детстве мне говорили, что я – очень эмоциональный мальчик. Когда я танцевал первый турнир по начинающим, меня не предупредили, что на турнирах бывает разминка. И я вышел на разминку как на конкурс: станцевал все шикарно - под музыку, по линии танца, каблук–носок, носок-каблук, подняться-опуститься. А когда понял, что это всего лишь разминка, то станцевал уже турнир против линии танца, без музыки, и с неправильной работой стопы. После этого, конечно, \"вылетел\" и так огорчился, что залез на чердак, откуда меня снимали всем турниром! (смеется). Но мне кажется, когда я впервые пришёл на занятия, я уже тогда в глубине души знал, что я буду танцором, буду танцевать всегда, как бы тяжело мне не было. Были деньги – не было денег, было время – не было времени, болел – не болел, устал – не устал, я всегда бежал на танцы.


А откуда такая любовь к секвею?

Наталия: Просто один раз мы решили попробовать сделать шоу. Это ведь абсолютно другая сторона танца. Нам стало интересно, получится у нас, не получится. Мы решили попробовать, у нас получилось, нам понравилось, вот, собственно, и всё.

Сразу решили обратиться к Александру Зенкевичу?

Наталия: Сразу. Других кандидатур не было.

Иван: Моя мама просто фанатеет от Александра Зенкевича. Когда Саша еще сам танцевал, она всегда бежала к телевизору. Так что вопроса о том, кто будет ставить шоу не стояло.

Расскажите немного об Александре...

Иван и Наталия (в один голос): Он - клёвый.

Иван: С ним интересно общаться, и как с человеком, и как с профессионалом своего дела. Саша может думать, думать, а потом вдруг его осеняет, ему приходит в голову идея. Он - абсолютно творческий человек.

Наталия: Он, пожалуй, самый творческий из всех, кого мы встречали. Мы можем с ним идти, идти, и вдруг начинаем играть в салки, прямо на улице!

Иван: С Александром мы уже ничему не удивляемся. Перед Чемпионатом России мы спрашиваем его: а мы музыку сделали? А он забыл! И мы вместо того, чтобы тренировать шоу, мы весь день писали с ним музыку (смеется). Или, скажем, Александр приезжает в аэропорт, чтобы лететь куда-нибудь, а виза у него открыта только со следующего дня! И он, довольный, разворачивается, и красиво едет домой. В этом весь Зенкевич, на него даже не обижаешься.



Александр создаёт идею номера. А в чем ваша роль, что вы ему даёте?

Наталия: Мы мешаем ему, его творческому процессу (улыбается). Наши номера - это совместное творчество. Он придумывает музыку и идею, а мы импровизируем, придумываем шаги. Он смотрит на это со стороны: да, это хорошо, а вот здесь нужно феерию, изображаем салют. Саш, такой салют пойдёт? Пойдёт!

Иван: У нас многое получается спонтанно. Во время постановки Наташа неожиданно упала. Мы посмеялись, а потом вставили этот кусочек в \"Старое радио\". Александр, когда продумывал эту идею, сам так смешно падал! Он упал, наверно, раз десять (смеется).

Наталия: Нам так понравилось, что мы все время просили его повторить этот трюк. Он: \"Ребят, вы что, не запомнили?\" А мы: \"Нет, Саш, давай ещё разок!\" (смеется).

\"Старое радио\" и \"Производственная гимнастика\" - в ваших номерах есть что-то общее?

Иван: Мне кажется, что в этих номерах есть тема времени, старого доброго времени. Хотя, на самом деле, это лучше спрашивать у Зенкевича. Потому что он никогда не говорит нам до конца, что за идея вложена в номер. Мы даже музыку слышим только тогда, когда приезжаем к нему в зал.

Наталия: Когда мы впервые услышали \"Производственную гимнастику\", у нас был шок. Как это изобразить? Как изобразить производственную гимнастику? Нам показалось сложным, но оказалось все очень даже легко. Было так смешно, что мы просто рыдали...


Вы танцуете это шоу только в России?

Иван: Да, потому что производственная гимнастика, голос диктора, Высоцкий, понятны только душе русского человека. Это всё равно, что Фрэнка Синатру на русский язык перевести.

Наталия: У нас была идея перевести с русского на английский, но потом мы поняли, что тембр голоса, проникновенность потеряется.

Когда я впервые смотрела \"Производственную гимнастику\", мне показалось, что помимо забавного и ностальгического смысла, в ней есть еще один - немножечко грустный смысл. Сейчас танцы – это \"гимнастика\", \"физкультура\", а потому \"бег на месте\"?

Иван: Пусть каждый найдёт свой смысл (таинственно улыбается).

Стоп, стоп, стоп: какие там еще слова? \"Красота среди бегущих\"...

Иван: (смеется) \"Первых нет и отстающих\"... Можно без комментариев? Nо comments.

Наталия: Наверно, Высоцкий изначально вкладывал в эту песню другой смысл. А что вкладывал Зенкевич, это надо спросить у него (смеется).


Мы обязательно обратимся к нему с этим вопросом. А пока давайте еще немного о вас. Вы уже три года танцуете вместе, и почти год женаты. Как вы нашли друг друга?

Наталия: Мы нашли друг друга на почве голода, холода и Англии. А Англия - это полный голод и холод (улыбается).

Иван: Не Англия, а Норберри. Мы нашли друг друга в Норберри, это один из районов Лондона. Мы поехали вместе на UK в разных парах, но жили в одном доме, который снимали все вместе, вчетвером. Однажды вечером мы с Наташей сидели в комнате, пили чай и вдруг решили спуститься вниз.

В Англии, в частных домах, если кто был, знает, есть лесенка на второй этаж. Она очень крутая, в ковре. В общем, Смирнова идёт со второго этажа, я иду сзади. И тут Смирнова с абсолютно вытянутой, прямой спиной... падает вниз. Я, как стоял на месте, так и замер.

Я спускаюсь вниз и спрашиваю: \"Ты живая?\". Она начинает смеяться. В общем, мы хохотали вместе где-то полчаса. Хозяйка квартиры подошла и спрашивает: почему ты плачешь? (Наташа уже плакала от смеха) Когда она поняла, то тоже начала смеяться.


И что было потом?

Наталия: Потом был совместный шопинг, а потом мы вернулись в Россию, практически одновременно расстались со своими партнерами, и я позвонила и предложила Ивану вместе тренироваться.

Иван: Первый раз, когда мы пробовались, мы танцевали фокстрот. Она абсолютно ужасно танцевала. Зато во второй раз, когда она пришла, она была просто идеальна, просто perfect! Не знаю, как это возможно. Потом мы начали танцевать вместе, а потом все как-то сложилось.

У вас была какая-то авантюрная история, связанная с тем, что вы перенесли свадьбу из-за того, что танцевали в этот день шоу.

Наталия: Ради Зенкевича мы готовы на всё (улыбается).

Иван: Александр попросил нас выступить на вечере в его клубе с шоу. Я, конечно, согласился. Между поездками у нас было очень мало времени, чтобы пожениться, и так получилось, что мы с Сашей выбрали одну и ту же дату. Я был весь в работе и дал ему свое согласие, и только потом вспомнил, что в этот день наша свадьба. А потом подумал: в принципе, ведь мы можем перенести нашу свадьбу на недельку. Ничего ведь страшного не будет? Мы так и сделали: съездили, станцевали шоу, поженились и занялись делами дальше.

И как это перенесла будущая супруга?

Наталия: На мужественных плечах. На следующую неделю и перенесла (смеется).

Иван: Мы вообще планировали просто расписаться и поехать работать дальше. Но как-то незаметно в загс \"набежали\" родственники, и пришлось плавно продолжить праздник в нашем кантри-хаус. На даче то есть (смеется).


Расскажите немного друг о друге. Иван, Наташа, какая она?

Наталия: Ладная (кокетничает), скажи!

Иван: Она именно такая, какая мне нужна (очень серьёзно). А характер у нее очень сильный, может сказать \"не хочу\", \"не буду\". Но, пожалуй, самое главное ее качество – это хорошее чувство юмора. Именно благодаря ее чувству юмора мы легко преодолевали с ней даже самые большие неприятности, которые вместе переживали.

Наталия, ваша очередь...

Наталия: Что уже пора петь дифирамбы? Ну, тогда, он самый – самый: самый лучший, самый классный! Пускай мне все завидуют (улыбается). Но на самом деле, как партнера я часто готова его просто убить.

Вы сейчас затронули сложную психологическую проблему. Как разделять танцы и личную жизнь? И вообще, возможно ли это?

Наталия: Мне кажется, что те, кто говорят, что это возможно, лукавят. Это невозможно, если тебе не все равно.

Иван: Мы - не расчетливые люди, мы можем ругаться на тренировках. И это совершенно нормально, потому что мы - живые. Это очень не просто - танцевать с близким человеком. Но я рад, что нашел человека, который был бы моей половиной и в танцах, и в жизни.

Вас можно назвать счастливыми людьми?

Иван: Да, потому что нам хорошо вместе, нам нравится наша работа, нравится тот мир, в котором мы живём. На самом деле, все, что ты делаешь в этом мире, должно приносить тебе удовольствие. Иначе жизнь твоя проходит в бесконечном стрессе. А так проживать жизнь совсем не хочется, хочется танцевать и быть счастливым.


Танец – это же не гимнастика! А некоторые танцоры танцуют танец как гимнастику: сел-встал, три-четыре, руки выше... ноги шире. И все это в погоне за какими-то тенденциями, за результатом. Мы танцуем так, как нам нравится. И я считаю, что в этом смысле мы с Наташей абсолютно счастливые люди.