Венский бал - 2009, или звездная ночь Золушки

Опубликовано: 25.06.2009

Венский Бал 2009. Дебютантки.
Просмотров: 19833
Комментариев: 0
Таинственное мерцание свеч, легкий перезвон бокалов. Первый выход в свет, первое бальное платье, легкая дрожь в коленках. И вот они: долгожданные фанфары и вихрь вальса. Все это Венский бал, манящий, волшебный. Такой, наверно, должен быть в жизни каждой девушки.

Нынешний Венский бал в Москве – особенный. В непростые кризисные времена организаторы во главе с Александром Смагиным решили сделать дополнительный акцент на благотворительность и приурочили седьмой Венский Бал к году равных возможностей в Москве. Об этом говорила и благотворительная лотерея, все средства от которой были направлены в детские фонды \"Линия жизни\" и \"Единство\", и выступление Максима Киселева и Александры Рыгиной - чемпионов Москвы среди детей-инвалидов по танцам на колясках.

О том же, что бал в Москве все-таки – Венский, гостям не давало забыть изобилие немецкой речи вокруг и интернациональный состав ведущих, в роли которых выступали Святослав Бэлза и австрийская теледива Катрин Лампе. Типично австрийским в этот вечер было и меню, выполненное под руководством шеф-повара Геральда Форрайтера. Среди австрийских \"вкусностей\" - \"тушеная телятина а ля \"Эстерхази\" с добавлением запеченного перепелиного яйца и творожно-сырных клецек, заправленная красным австрийским вином\", \"копченая речная форель с яблочно-хренным рататуем\", а на десерт - \"зальцбургское суфле с взбитым клюквенным кремом\". Правда, надо заметить, что эти деликатесы смогли попробовать лишь обладатели самых дорогих билетов, остальные же посетители наслаждались эксклюзивными блюдами буфета и пирожными \"Венского кафе\".

Торжественное открытие Венского бала по традиции начиналось с полонеза Карла Цирера. Под его звуки, по огромной парадной лестнице Гостиного двора, украшенной цветами, в зал спускались дебютантки и их кавалеры. Девушки, все, как на подбор, в изящно-белом и со \"свадебными\" букетиками с красными ленточками. Несколько десятков шагов по красной ковровой дорожке, - и вот они уже на огромном паркете: выстроились в строгие линии и замерли так, что ни один букетик, казалось, не шелохнулся.

Минуты томительного ожидания, заполненные приветственными речами ведущих бала, и в свои права вступает его Величество Вальс. Паркет оживает, наполняясь прекрасной музыкой Штрауса, улыбками, взглядами. И хотя этот венский бал и был посвящен великому австрийскому композитору Йозефу Гайдну, но в этот момент сложно не вспомнить строчки \"Евгения Онегина\", автор которых был \"вдохновителем\" прошлого Венского бала: \"Однообразный и безумный, как вихорь жизни молодой, кружится вальса вихорь шумный, чета мелькает за четой\".

К этим недолгим минутам вальса участницы бала готовились очень тщательно, ведь дебютанткой Венского бала можно стать всего один раз и только при соблюдении нескольких важных условий: 1) если вы – представительница прекрасной половины человечества, 2) вам – от 18 до 23-х, 3) и вы при этом – еще не замужем. Однако выполнение этих условий еще не гарантировало попадание в число избранных.

Отбор на вакантное место дебютантки в этом году был очень-очень строгим и проходил в несколько туров. Для многих девушек было немного неожиданным, что их \"экзаменаторы\" интересовались не столько умением танцевать, сколько их внутренним миром и кругозором. Настолько, что кого-то из претенденток даже попросили назвать имена трех Нобелевских лауреатов. Не менее серьезными были и требования к внешнему виду дебютантки: традиционное белое платье без излишних украшений, фото которого, во избежание ошибок, необходимо было показать заранее. Но, несмотря на сложности конкурсного отбора, в 2009 году количество дебютанток достигло рекордного числа – 140 пар против традиционных ста.

И все-таки юным \"золушкам\" с широким кругозором пришлось научиться и вальсу, ведь, как известно, любая настоящая принцесса умеет танцевать. Два с половиной месяца девушки обязаны были посещать репетиции, на которых смогли освоить не только этот танец, но и несколько латиноамериканских: например, сальсу или джайв. С таким танцевальным багажом легко можно было плясать всю ночь с 19-го на 20-е, ведь венский бал – это не только венский вальс, но и галоп, полька, кадриль, и это не считая танцев латиноамериканской и европейской программы. Обучение дебютанток стоило 8500 рублей за весь курс, что практически равнялось цене самого дешевого билета (к слову сказать, стоимость билетов гостей Венского бала была менее демократичной и варьировалась от 9000 до 53000 рублей, в зависимости от меню).


Несколько месяцев подготовки, и вот они, долгожданные, но такие короткие минуты первого вальса. Никто не останавливается, и в этом стремительном круженье уже не так просто разобрать, кто есть кто, кто танцует этот вальс на большом паркете впервые, а для кого фрак и платье – обязательные атрибуты конкурсных выходных. Дебютанток в этой увлекательной кутерьме отличает не только платье, но и высокая прическа и диадема. В прошлом году спонсором Венского бала была компания Swarovski, и участницам дарили диадемы, выполненные из кристальных элементов. В этом году австрийской компании не было среди спонсоров (увы, и ах!), и диадемы участницам выдавались на прокат, или просто продавались за полцены всем желающим оставить память о первом бале.

Вальс постепенно заканчивается, и Станислав Попов произносит по-немецки \"Alles Walzer!\". С этого момента седьмой Венский бал считается открытым: гостям можно присоединиться к дебютанткам, журналистам спуститься с балюстрады к гостям, дебютанткам - \"изменить\" своему привычному кавалеру, и наслаждаться дальше популярными мелодиями в исполнении симфонического оркестра под руководством знаменитого дирижера Альфреда Эшве.

Ох, уж этот бал! На настоящем балу (и, кто бы сомневался, что Венский бал – самый, что ни на есть настоящий) все должно быть продумано почти так же тщательно, как на торжественном военном параде. На настоящем балу танцы важны не сами по себе. Они - организующее начало бала, повод для смены настроений и повод для новой беседы. Ведь бал – это, прежде всего, галантные манеры и светские непринужденные разговоры, которые становятся неотъемлемой частью движения и музыки. Только на балу поцелуй руки через перчатку смотрится органично и современно, и только здесь, кавалерам ничего не стоит быть галантными, а дамам изящными и женственными. На балу \"моветон\" танцевать несколько танцев подряд с одним кавалером и не принято отвечать отказом, если вас пригласили на танец. И хотя с высоты 21 века время балов кажется далеким прошлым, организаторы седьмого благотворительного Венского бала в Москве лишний раз подтвердили, что легко можно повернуть стрелку времени на пару веков назад.

Для этого мужчинам достаточно просто было сменить привычные джинсы на двуполый фрак, военную форму или строгий смокинг с обязательной бабочкой (настолько обязательной, что некоторым недогадливым журналистам - участливые организаторы выдавали их на входе). А дамам одеться в изящные перчатки и цветное (можно национальное) платье \"в пол\". В белом в этот вечер было позволено кружиться лишь дебютанткам. Впрочем, сказать, что эти требования выполнялись целиком и полностью – немного слукавить.

И все-таки от нарядов в этот вечер просто разбегались глаза. Девушки а-ля восемнадцатый век в громоздких исторических платьях, девушки а–ля двадцатые, с перьями экзотических птиц в волосах, девушки а-ля двадцать первый век, в почти прозрачных платьях и платьях с очень откровенной латинской шнуровкой. Отсутствие опыта в области бального дресс-кода сыграло с некоторыми злую шутку. И это немудрено, ведь, если в Вене проводится около трехсот балов в год, то в Москве балы – все еще редкость.

Среди гостей нетрудно было заметить танцевальных \"звезд\". На бал пришли, как всегда элегантный, Леонид Плетнев со своей спутницей, не менее элегантный Лука Тонелло и жизнерадостная Екатерина Барулина, строгая красавица Екатерина Исакович, обворожительная Ирина Остроумова, Дмитрий Тимохин с супругой, Екатерина Ваганова и многие-многие другие.

Не могли не посетить это светское событие, конечно, и несколько медийных персон: к примеру, вездесущий Никас Сафронов и актриса Валерия Ланская. Впрочем, нетренированным взглядом отличить медийное лицо от \"немедийного\" было непросто, паркет легко стирал все границы.

И, если вначале посетители бала и чувствовали некоторую скованность, то после кадрили от нее не осталось и следа. Главный танцмейстер Венского бала - Станислав Попов с легкостью дирижера управлял публикой, которая, как по мановению волшебной палочки, выстроившись в длиннющие \"шеренги\", увлеченно начала меняться местами и захлопала в ладоши. Впрочем, даже в простой и доступной всем и каждому кадрили нельзя было не обратить внимание на не очень многочисленных, но очень активных танцоров. Их присутствие было заметно в общем рисунке танца: то - по зажигательно исполненному мужскому канкану, то - по невесть откуда взявшимся в кадрили батукадам.



Но, и, кроме танцев, на Венском балу было, что послушать, и на что посмотреть. В качестве музыкального аккомпанемента вечера – одни из лучших голосов Европы: солистка Венской Фолкс оперы – Марсела Черно, победительница итальянских оперных конкурсов – Наталья Ушакова, талантливый тенор Мерцад Монтацери, солист Мариинского театра – Алексей Марков. В качестве танцевального дополнения - выступления Чемпионов Европы в европейской программе среди профессионалов Джонатана Уилкинсона и Хейзел Ньюберри.

Джонатан прилетел в Москву из Лондона, а Хейзел из Нью-Йорка всего ради трех танцев: вальса, фокстрота и квикстепа. Англичане пребывали в отличнейшем настроении и были в восторге от атмосферы, царившей в эту ночь в Гостином дворе: \"Мы здесь впервые, и, конечно, мы ожидали, что будет довольно мило. Но, когда мы приехали сюда, то, оказалось, что тут просто чудесно. Пожалуй, это мероприятие раза в два или три больше, чем Блэкпул\" - делится впечатлениями Джонатан. \"Это мой первый опыт столь грандиозного мероприятия, - продолжает реплику партнера Хейзел, - фантастически, феноменально, и, конечно, сегодня просто потрясающий оркестр\".

Не менее очарованы атмосферой Гостиного двора были и \"italiano vero\" Лука Тонелло и его партнерша и супруга Екатерина Барулина. \"Здесь много людей, много прекрасных женщин\", - вкрадчиво говорит Лука по-английски. \"Ох, уж эти итальянские мужчины\" - шутя, журит его Катя на строгом немецком, и охотно продолжает разговор на родном русском: \"Здесь очень красиво, мне нравится, как оформлен зал. И мне очень-очень понравилось танцевать кадриль, ведь я ее никогда раньше ее не танцевала\" (в этот момент Катерина и Лука, смеясь, хлопают в ладоши). На вопрос о том, чувствуют ли они себя в этом зале счастливыми, Лука отвечает уже серьезнее: \"Музыка для танцора – это все. Когда мы слышим ее, то для нас этого вполне достаточно. Мы наслаждаемся здесь танцем, ведь иногда социальные танцы бывают более интересны, чем соревнования\".

А пока мы общаемся с Лука и Екатериной, Венский бал продолжается. Отыграли мелодии венского и квикстепа, медленного и танго, на паркете - тесно и весело. До конца бала еще далеко, еще не отзвучали румба и джайв, впереди мелодии - самбы и ча-ча-ча. Еще несколько танцев, и саксофон Алекса Новикова тоскливо напоминает о том, что для кого-то время этого Венского бала прошло.


Я оглядываюсь на пышный зал Гостиного двора: на паркете мелькают знакомые и малознакомые счастливые лица, счастливые вне зависимости от статуса, стоимости их входного билета и национальной принадлежности. И почему-то верится, что, даже, когда этот бал закончится, и куранты пробьют полпятого, эта сказка не растает, как дым, и их \"Желтое такси\" не превратится в тыкву. Потому что та Золушка, которая хоть раз побывала на балу во дворце, обязательно вернется туда... королевой.