Танцевальные сборы Алексея Гальчуна и Татьяны Деминой - русский взгляд

Опубликовано: 11.03.2009

Алексей Гальчун
Просмотров: 10191
Комментариев: 0
26, 27, 28 февраля в танцевальном зале \"Форум\" впервые в России проводился необычный тренировочный лагерь, инициатором и оганизатором которого стала известнейшая танцевальная пара, трехкратные чемпионы мира среди профессионалов по версии IPDSC - Алексей Гальчун и Татьяна Демина. Организовано мероприятие было по подобию танцевальных сборов в других странах. Особенностью же российских сборов стало то, что участие в них приняли преимущественно российские специалисты. Единственным тренером, с которым пары общались на иностранном языке, был Давиде Каччиари.

\"Большое число российских пар много занимается с иностранцами, но воспитанники российских тренеров ничуть не хуже, а часто и сильнее своих соперников. Мы сами, конечно, много занимались с зарубежными педагогами, но основу нашего успеха заложили именно российские специалисты. Подобные мероприятия проводятся в других странах, почему же мы не можем сделать подобное в России с привлечением наших тренеров?\", - так во вступительном слове к лекциям Алексей Гальчун объяснял идею проведения подобного события.

И, действительно, для участия в этом событии были приглашены ведущие российские специалисты: Ирина и Константин Маровы, Алексей Кочетков, Андрей Шамшуров, Виктор Секистов, Александр Мельников, Геннадий Гунько, а также хозяева – Алексей Гальчун и Татьяна Демина. Единственным иностранным тренером, как уже отмечалось, был Давиде Каччиари.


За три дня в учебно-тренировочном процессе приняло участие более 40 пар, было проведено 170 часов индивидуальных уроков, 8 групповых лекций и практические занятия. Атмосфера танцевального зала \"Форум\" сама по себе вдохновляет танцоров, но в эти дни целая плеяда звезд, собравшихся вместе, была настолько яркой и энергетически сильной, что некоторые тренеры говорили о том, что чувствуют себя \"как будто за границей\".

Первые минуты, безусловно, в воздухе витала некоторая напряжённость и ощущение странности всего происходящего... но, как может быть иначе, если все это впервые? Однако уже через какой-то час те, кого мы привыкли видеть лишь с черной папкой для оценок на краю паркета, настолько \"вошли\" в процесс, что, не смущаясь, по-дружески \"отбирали\" друг у друга музыку, вдохновенно танцевали с учениками, и так заинтересованно работали, что у свидетелей происходящего просто захватывало дух. Восемь \"монстров\" бальных танцев в одно время, в одном месте производили такое неизгладимое впечатление, что после уроков танцоры оставались в зале на уютных сидениях – уже в качестве зрителей.

Надо сказать, что среди участников события тоже хватало \"звезд\". \"Форум\" в эти дни посетили Николай Дарин и Екатерина Федоткина, Евгений Завьялов и Людмила Швецова, Роман Гончаров и Мария Секистова, Виталий Денисов и Наталья Пазына и многие-многие другие известные танцоры.


- Данное мероприятие проводилось в России впервые. Каковы ваши впечатления от участия?

Секистов В.Н.: Самые положительные. Более того, я даже несколько удивлен своему изумлению. Я не ожидал, что это будет настолько интересно и, как мне сейчас представляется, полезно парам. Не потому, что я такой хороший... Я знаю, что рядом со мной работает огромная когорта высокопрофессиональных коллег. Меня, предположим, исключим отсюда. Полезно, прежде всего, потому, что высокопрофессиональные специалисты высказывают свою точку зрения на танец каждой пары. Каждая пара должна знать, что данному судье не нравится в танце пар, а что нравится, что он воспринимает позитивно, а что негативно. Над чем надо работать, чтобы пара произвела наибольшее впечатление на судейскую коллегию. В этом, по-моему, главный плюс этих сборов. Потому что порой пары и тренеры считают, что вот это – самое главное, а судьи смотрят на этот аспект сквозь пальцы, и оценивают мастерство этой пары совсем с другой точки зрения. Но если пара знает, что судья пытается увидеть у пар вообще, то пара может попытаться на этом сыграть, исторгнуть, \"выжать\" из судейской коллегии побольше крестов. Это цинично, но это и есть правда-матка, и в этом и есть задача спорта.

Кочетков А.Ф.: Впечатления хорошие, потому что проблемы танца связаны с общностью людей. У англичан нет клубов, нет пар. У русских есть клубы, есть пары. Поэтому то, чем мы сейчас пользуемся – это великое завоевание социализма – клубная система спортивного танца.

Марова И.Н.: Наверное, просто любопытно работать в одном зале со своими коллегами.

Шамшуров А.В.: Впечатления, действительно, самые приятные. Я слышал, что и Виктор Николаевич сказал то же самое. В первую очередь, потому, что это был обмен опытом, обмен мнениями. У меня состоялось первое знакомство с парами, они узнали, на «каком языке» я говорю. Я считаю, что это было не столько учебой, сколько знакомством с тренером, с какой-то точкой зрения. В частности, на своих уроках не пытался исправить все. И если даже 15% от этих маленьких замечаний останется, - это хорошо. Как сказал Алексей сегодня: как танцует чемпион, знают все, а вот пути достижения цели у каждого свои. У каждого из нас - свои приоритеты, свои акценты, мы рассказываем об одних и тех же принципах, но каждый – своими словами. Да, это другой путь, я нахожу другие слова, но это - то же самое. Я надеюсь, что это будет полезно для танцоров.

- Насколько интересна Вам показалась форма проведения сборов, то, что на одном паркете с вами работали такие \"монстры\"?

Марова И.Н.: Наверное, все эти российские \"монстры\" уже настолько самодостаточны, что здесь не было каких-то проблем при взаимодействии друг с другом на одной площадке. Мне кажется, это никого не ставило в какое-то неудобное положение.


- Насколько полезна подобная практика, как Вы считаете?

Марова И.Н.: Я думаю, что это хороший шанс для пар найти своего педагога для решения каких-то определенных задач.

- Насколько Вам было интересно принять участие в этом мероприятии?

Секистов В.Н.: Очень интересно. Часто говорят, что тренер растет вместе с парой. Со своими парами как-то растешь, но интересно познакомиться и с другими путями восхождения. Все достигают вершин по-разному. Восхождение на Эверест может идти по северному склону, по южному или \"поперек\". Интересна логика действий тренера или пары на этом пути, и для себя можно многое почерпнуть. Не фигур, не техник или методик, а именно идей, принципов подготовки пар. У меня в голове зароились некоторые \"червячки\" усиления меня как тренера, мне это тоже эгоистично выгодно.

Кочетков А.Ф.: Мне было интересно по двум причинам. Первая заключается в следующем. Есть такая пословица: \"научи своего ученика так, чтобы в старости было, у кого учиться\". Мне было приятно заниматься разными танцами со многими парами. И второе – это то, что у российских тренеров есть наработки, благодаря которым они работают не хуже, а даже лучше, чем иностранцы. Иностранцы все время говорят \"fine\", \"it is beautiful\", русский педагог говорит \"это все плохо\", и, пока не добьется результата, урок не прерывает.


Шамшуров А.В.: Мне интересно было участвовать. Часто приходится работать в разных клубах, в разных городах, с парами разных коллективов. И есть определенный недостаток в том, что у каждого тренера все-таки есть небольшой «штамп». У всех пар одного тренера часто бывают однотипные, с моей точки зрения, ошибки. Может быть, как раз от этого штампа Алексей и хотел избавиться. Захотев уйти от штампа, он пригласил действительно разноплановых тренеров, у каждого из которых - свои подходы, свои акценты и приоритеты. Что бы я еще предложил для дальнейшего сотрудничества, если такое продолжится – это обязательно проведение групповых уроков. С тем, чтобы не рассказывать одинаковые вещи на индивидуальных занятиях, а давать объяснение индивидуальных ошибок.

- Чем приглашение Алексея и Татьяны вас заинтересовало? Почему Вы отозвались?

Секистов В.Н.: Я очень много слышал про сборы Давиде Каччиари в Каорле, некоторые родственники там бывали даже. Было бы интересно посмотреть подобное воочию. Да, это было просто интересно.

Кочетков А.Ф.: Я считаю, что в их идее собрать танцевальные пары есть общность интересов – ребята из разных клубов, от разных педагогов встречаются вместе. Я видел, что во время тренировки они аплодируют друг другу, они аплодируют педагогам. Я ощутил общность тех, кто работал, и тех, кто учился. Это не было конкуренцией клубов между собой, поскольку у всех была общая задача - научиться лучше танцевать.

Марова И.Н.: На самом деле, это случайность, потому что Алексей договаривался об этом событии с Константином Евгеньевичем. Так что для меня это было некоторой неожиданностью, потому что он дал согласие Алексею ещё на Чемпионате России.

Шамшуров А.В.: В первую очередь – это творчество. Меня многие знают только как вице-президента ФТСР. В эти дни танцоры увидели меня в ином статусе. Мне было интересно увидеть основные приоритеты работы Алексея с Татьяной. Любое общение с парами высокого класса – это всегда обмен опытом. Всегда спрашиваю у ребят их точку зрения, иногда они доказывают свою правоту, при этом, не пытаюсь давить на учеников, говорить, что я прав всегда и во всем. Это мое видение, мое предложение. В первую очередь, пытаюсь говорить об удобстве и комфорте в паре, о получении удовольствия обоими спортсменами. Если у танцоров есть удовольствие, нам, судьям, будет приятно на них смотреть. Мы хотим посмотреть еще раз – мы ставим крестик. Если же мы видим, что все с усилием, трудом, пот брызгает, танец дается напряжением... Смотришь – бедная, думаешь, зачем мучиться? Отдохни! Нолик – это буква «О» (отдых) - у меня как у судьи - на улице хорошая погода: подышите, сходите в кино, на дискотеку. Когда на уроке смотрю на пары, то сначала смотрю как судья на то, что мне не нравится, на то, за что я в каком-то определенном туре перестаю судить пару. Они с замечаниями соглашались, и эти уроки им нравились. Некоторые пары просили позаниматься каким-то определенным танцем – и я предлагал им свое видение их проблем. Все это «в зависимости от заказчика». Что паре сейчас особенно нужно, то мы и делали, ведь это наша работа.


- Насколько, по Вашему мнению, полезна практика привлечения именно российских специалистов для участников такого форума и нашего спорта в целом?

Секистов В.Н.: Не буду говорить, что Россия лучше всех, и все топ-тренеры только здесь. На Западе есть очень хорошие тренеры. Но я убежден, что российские специалисты наступают им на пятки (говорю максимально сдержанно) и по своим знаниям, и по методикам. Более того, я бы сказал, что по методикам, особенно детско-юниорского танцевания, порой и превосходят западных специалистов. Например, Ирина Николаевна Марова, Александр Иванович Мельников для меня котируются на самом высоком уровне. Нет смысла за огромные деньги приглашать толпу из двадцати специалистов, селить их в пятизвездочном отеле, когда можно здесь, \"за пятачок\", как говорили при социализме, получить практически то же самое. Работа ведущих зарубежных специалистов помогла развитию и становлению бального танца \"на Руси\". Но сейчас, по соотношению цена-качество мы, возможно, выиграем. Я думаю, что российских специалистов будут также приглашать на уроки в Никарагуа, если там вздумают танцевать бальные танцы. Я думаю, что впоследствии мы будем котироваться не ниже англичан.

Кочетков А.Ф: Все новое интересно. Как говорил Владимир Ильич Ленин, критерий истины – практика.

Марова И.Н.: Я могу иметь только очень частное мнение. И мне кажется, что порой мы излишне критично думаем о своих педагогах и излишне пытаемся нечто такое романтическое и высокое увидеть в педагогах западных. Педагогов и топ-тренеров всегда очень мало. Мне непонятно широкое привлечение иностранных специалистов, когда вопросы могли бы решаться и национальными силами. И это, наверно, момент очень важный, особенно для пар высокого уровня. Нельзя зависеть в качественном тренинге только от иностранных специалистов. Когда ты хочешь уроки у конкретного человека, ты часто можешь их не получить в силу разных причин. В том числе и танцевально-политического свойства. Свои должны уметь делать, и они умеют. Надо только давать им возможность себя реализовать. Для меня это нормально и хорошо.

Шамшуров А.В.: Наш танцевальный спорт в целом сейчас – это именно наши специалисты, и хочу это подчеркнуть, что наши тренеры в мире - номер один. Кто в Германии читает лекции? Мельников, Никовский. За последние годы Россия вырвалась и стала первой в мире. Это единственная страна, пары которой танцуют во всех финалах Чемпионатов Европы и Мира уже несколько лет подряд! Начиная с юниорских дуэтов, и заканчивая взрослыми финалами – это наши пары. Кто их делает? Зарубежные тренеры? С моей точки зрения, опыт полезен во всем, но (!) проблема великих тренеров, авторитетов (я ничуть не отвергаю их), что они никогда не воспитывали «с нуля». Любой из работающих на этих сборах учителей имеет свою методику преподавания. Иностранцы, с моей точки зрения, наводят только лоск. Но наши тренеры сейчас, в первую очередь, уже имеют уникальные методики. Когда мы начинали танцевать, нас никто не учил... Учились по черно-белым кинопленкам. Потом уже нам объяснили, КАК это делать. И все с удовольствием учились. Сейчас мы предлагаем свои пути.

Самое простое – это дрессура. Могу взять любого, и протанцевать 22.5 минуты с мальчиком, 22.5 минуты с девочкой. Но через день – потеря информации минимум на 50%, потом еще 50%, а через четыре дня танцоры думают: \"А был ли урок?\". Я старался, чтоб у каждого информация прошла именно через мозги. Что мог – показывал, что не мог показать – пытался просто объяснить. Разговаривая с ребятами, которые ездят за границу, занимаются с действующими танцорами, я, к сожалению, понимаю, что зачастую их просто «водят». Конечно, это нужно, но танцоры не всегда понимают информацию, если им не объясняешь базовых принципов: «Да, я это слышал, но ничего не понял» - слышу на уроках не редко. Информативно у танцоров знаний даже больше, чем надо. К сожалению, у многих нет реализации этих знаний в тело. Поэтому на наших уроках была задача выделить главное. Делал так на своих уроках, и, уверен, что остальные тренеры делали точно также.

- Как Вы оцениваете уровень участников, которые принимали участие в лагере?

Секистов В.Н.: Хороший уровень. В основном, это уже сформированные, в хорошем смысле упертые пары, и, действительно, искренние спортсмены. Частенько в своем коллективе некоторых ребят за колонной караулит мама с ремнем. Ему говоришь – он кивает, делает, боится, но глазенки бегают по сторонам. Он думает, как бы побыстрее попасть домой, за компьютер! Сюда же пришли люди с целью. Они впитывают. И поэтому, в общем-то, порой хватает и 45 минут, чтобы впитать то, что другие не способны сделать за полтора часа.

Кочетков А.Ф.: Очень хорошие ребятишки, радостно, что так много пар, которые в дальнейшем будут хорошо танцевать, и уже хорошо танцуют.

Марова И.Н.: Давать оценку участников – это, наверное, смело и неблагодарно. Понятно, что здесь пары разного уровня, в том числе очень хорошие, высшего национального уровня, судя итогам последнего Чемпионата России. Серьезный состав, серьезный энтузиазм. Наверное, есть резон, чтобы в одном зале были пары разного уровня, это многому учит.

Шамшуров А.В.: Достаточно хороший, достаточно высокий уровень. Многие пары я знаю по турнирам как судья – чисто визуально, зрительно. Хороший уровень, хорошая школа. И, самое главное, хорошее воспитание. Спортсмены любят танец, это видно. Они уважают тренеров, которые с ними работают. Они хотят прислушаться. Они приходят с желанием, они хотят услышать, что им говорят. Так нужно будет сделать, или не так, как я говорю – с моей точки зрения, это будет решать главный тренер. Но думаю, что 15% полезной информации с каждого урока эти пары «выцепят».


Танцевальные дуэты рассказывали о своих впечатлениях столь же позитивно, и, может быть, даже чуточку более эмоционально. Говорили и о пользе свежего взгляда на танец, и о возможности учесть мнения большого числа экспертов, и о несомненных преимуществах занятий на родном языке, и о многих других положительных моментах. Было понятно, что танцоры получили несомненное удовольствие от занятий, и видят большую пользу этого тренировочного лагеря, оценить которую, они смогут, наверно, только в будущем: после переосмысления и отработки всей информации.

Посткриптум: После стольких запретов, раздела сфер влияний, дисквалификаций - это, пожалуй, первая попытка объединения российских специалистов во имя качества российского танца. Остается надеяться, что не последняя. Всегда хочется верить, что подобные начинания станут тенденцией.+