Алессандро Липпи: Почему танцует Италия

Опубликовано: 19.09.2013

Алессандро Липпи и Софья Аксенчик
Просмотров: 12408
Комментариев: 0
Италия дышит музыкой. В каком бы городке Апеннинского полуострова вы не оказались, там непременно найдётся танцевальная студия, магазин или на худой конец летняя танцплощадка под открытым небом. Италии нравится танцевать. В этом мы убедились лично, когда одним коротким итальянским вечером, набрали в строчке поиска "Танцевальная школа во Флоренции"...

Выяснилось, что в десяти минутах от столицы Тосканы есть филиал знаменитой итальянской студии "Spazio danza". Владельцем школы оказался ученик Мирко Гоззоли, молодой перспективный танцор Алессандро Липпи. Воспользовавшись случаем, мы решили заглянуть к нему в гости.

Студия Алессандро находится в тихом пригороде Флоренции, Сесто Фиорентино. Скромное одноэтажное здание скрывает в себе две комфортабельных площадки: с раздевалками, душем и обязательным, особенно при температуре плюс сорок, кондиционером. Стены танцевального зала украшены фотографиями с турниров: заметно, что Алессандро очень гордится своими учениками.

Большинство студентов – взрослые состоявшиеся люди: в Италии не принято заставлять работать детей до седьмого пота. Среди радостных лиц Алессандро также показывает своих родителей. Под руководством сына они до сих пор продолжают тренироваться и выступать на Чемпионатах Италии в старшей возрастной категории...

Алессандро Липпи: досье

У Алессандро – довольно разнообразный танцевальный опыт. В паре с супругой Валерио Колантони - Джадой Карабельезе, он был финалистом и победителем многих турниров по европейской программе, полуфиналистом прошлого года Amateur Rising Star на UK Championship. Однако после семи лет удачного партнерства пара рассталась: Джада решила посвятить себя семье.

Алессандро долго искал свою танцевальную половинку. И совсем недавно, с легкой руки Эдиты Даниуте, у него появилась обаятельная партнёрша из Беларуси, Софья Аксенчик. Одним из первых турниров для ребят стал WDC AL European Championship в Санкт-Петербурге. Пара заняла седьмую строчку турнирной таблицы.

Алессандро оказался не только гостеприимным хозяином, но и прекрасным рассказчиком. Лёгким в общении и энергичным, как все итальянцы. Хотя, нет: разве что чуточку серьёзнее...

Алессандро, проясни, пожалуйста, ситуацию. В каком возрасте чаще всего начинают танцевать итальянцы?

Алессандро: В сорок-пятьдесят. Потому что у нас больше Сеньоров, чем Ювеналов. Дети обычно начинают танцевать на групповых занятиях примерно в шесть-семь лет. Я сам начинал танцевать в десять, причем сначала танцевал типичные итальянские танцы, которые ближе к социальным направлениям. В Италии танцуют чаще девочки, чем мальчики, танцующих мальчиков очень мало в Детях. Поэтому, если я вдруг нахожу мальчика, то я стараюсь оставить его в своем клубе, ведь это примерно то же самое, как если бы я нашел 100 евро на паркете (смеется)...

Как же тогда ты начал танцевать?

Алессандро: Благодаря моему лучшему другу. Мой друг начал танцевать раньше меня. Когда он шел на занятия, он переставал играть со мной, и я вынужден был дожидаться его после танцев. Я просто стоял и смотрел, а он говорил каждый раз: ну, что же ты иди ко мне, иди к нам. И однажды я вышел на паркет. Вот это и была самая большая ошибка в моей жизни (смеётся).

Насколько популярны сейчас танцы в Италии?

Алессандро: Очень популярны. Особенно благодаря тому, что по телевидению у нас, как и во все мире, постоянно показывают различные шоу, такие как "Танцы со звездами". Наш учитель Сара ди Вайра принимала участие в "Ballando con le Stelle", и после этого моя студия стала намного более популярной. Много людей спрашивают о ней.

Почему Италия танцует?

Алессандро: Супруги танцуют для того, чтобы делать что-то вместе в одно и тоже время. Это хобби. Я – не сеньор, но полагаю, что Сеньоры так думают. Это что-то вроде гимнастики: танцы нужны для того, чтобы улучшить тело, улучшить здоровье. У меня есть пара, им 79, и они танцуют финалы так же, как молодые. Это очень хорошо, потому что у тех, кто заканчивает работать, остаётся много свободного времени, которое они могут потратить на себя. И в Италии у них остается больше свободного времени, чем у детей.

Если песни Адриано Челентано не лгут, итальянцы часто жалуются на отсутствие единства в стране. Это касается танцев? В Италии сейчас работает множество педагогов с мировым именем. Они как-то пересекаются, взаимодействуют между собой?

Алессандро: Они не взаимодействуют между собой. Они не работают вместе, кроме, пожалуй Августо Скьяво и Массимо Джорджиани, которые с одной стороны организуют тренировочный лагерь, но с другой стороны, представляют две разные команды. В Италии ситуация непонятная, потому что у нас три национальных чемпионата и две федерации, которые борются между собой. В основной федерации есть две команды. Одна во главе с Вильямом Пино, другая во главе с Давиде Каччиари, в принципе, большинство танцоров именно оттуда.

Есть тренеры, которые проводят много времени за пределами Италии. Это Мирко Гоззоли и Фабио Селми, которые занимаются, в частности, с русскими танцорами, поэтому у них довольно сложно зарезервировать уроки. Team Diablo и Вильям Пино больше преподают внутри страны.

Сейчас Италия – это больше WDSF, чем WDC?

Алессандро: Италия – это в большей степени WDSF, но многие сильные пары сейчас меняют свое мнение.

Италия и Англия, как тебе кажется, в каких они сейчас отношениях?

Алессандро: Я думаю, итальянская и английская федерации не контактируют. Мне кажется, всё, что на данный момент их соединяет – только то, что это о танцах.

Ты - итальянец, но танцуешь английские турниры. Это ведь вопрос внутреннего выбора? Британия – это бейзик, классика. Италия – это креатив, скорость, динамика...

Алессандро: Мой личный выбор – скорее классика. Я имею ввиду не ту классику, которая означает академический танец, - строго по учебнику и ничего больше. Я хочу внести в свой танец что-то своё, что-то особенное. Но всё это должно строиться на основах, принципах танца, которые не меняются. Потому что сила без контроля – ничто.

Поэтому ты танцуешь Блэкпул?

Алессандро: Блэкпул для меня - лучший турнир, потому что каждый танцор мечтает принять в нём участие. Конечно, у WDSF тоже есть хорошие турниры, такие, например, как открытый чемпионат Германии. Но это не одно и тоже для меня. Это мое мнение.

Как получилось, что итальянцы так быстро стали одними из лидеров в танцах?

Соня: Потому что в Италии все танцуют. Для меня это очень просто. Люди, родившиеся на Юге, – танцоры. Я думаю так скажут все русские. Они танцуют от души. Мне кажется, у итальянцев это в крови. Это естественно.

Алессандро: Это традиции. Разумеется, вы легко можете найти в Италии город, где нет танцевальных площадок, нет танцевальных вечеринок, где есть танцевальные студии, но нет студентов. Это все идет от традиций. Во Флоренции хорошие традиции танцев.

В Италии очень жарко. Открой секрет, как вы танцуете?

Соня: О, мне так нравится этот вопрос! Для меня очень сложно тренироваться без кондиционера...

Когда приезжаешь в Италию, бывает довольно сложно привыкнуть к мертвому времени днем, когда не работают большинство итальянских магазинов, ресторанов, парикмахерских. У итальянских танцоров тоже есть сиеста?

Алессандро: Да, мы предпочитаем делить свою практику днём на две части, утреннюю и вечернюю. Надо же сделать небольшой перерыв на ланч (улыбается).

Мы поняли, как тренируешься ты. А сколько часов в день занимается твой папа?

Алессандро: Мой папа практикуется очень много, а вот моя мама очень ленива. Плюс - мой папа уже не работает, а мама все еще продолжает работать. К тому же, она очень заботится о нас. Она говорит: нет-нет, вот если бы у меня не было Алессандро и его партнерши, у меня было бы время для практики.

Соня: Я очень счастлива, что она рядом. Она приняла меня как дочь.

Как получилось так, что твои педагоги – одни из лучших в Италии?

Алессандро: Так сложилось. В студию Мирко Гоззоли я попал еще тогда, когда, будучи ребенком, искал партнершу. Моя партнерша начала очень быстро расти, а поскольку с мамой танцевать было невозможно, я нашел партнершу в "Spazio danza". С тех самых пор мы с Мирко. Позже я долгое время танцевал с супругой Валерио Колантони, мы и сейчас постоянно занимаемся с Валерио.

Соня: А у меня такие учителя благодаря Алессандро. Я их получила "в комплекте" с ним. Всю мою жизнь я мечтала танцевать за Италию и тренироваться у Мирко. И, на мое счастье, так и получилось.

Мирко, Валерио. Как часто ты с ними тренируешься?

Соня: Когда мы находим их, мы тренируемся. С Мирко это получается не так часто, к сожалению. Для того, чтобы назначить урок у Мирко, надо быть очень-очень упрямым (смеется). "Мирко, ты должен позаниматься с нами! - Ну, хорошо, хорошо, я отменю несколько пар..."

Алессандро: У Мирко есть всего три свободных дня в месяц, которые он проводит в Италии. Иностранные пары берут у него сразу же по пять или по восемь уроков в день. С Валерио таких проблем нет, его найти намного проще.

Алессандро, ты знаешь Мирко и Валерио очень давно. Расскажи, какие они в обычной жизни? Какой у них характер?

Алессандро: Мирко порой очень инстинктивен. Он не задумывается над тем, что делать, часто проводит день, не имея какого-то конкретного плана. Он экспрессивен. Он очень натурален. Я думаю, внутри он очень молодой. И снаружи, конечно. Он не задумывается перед принятием решения. Бывает так, что его футболка розовая, а через час она у него уже черная. Он часто меняется: и в настроении, и в идеях.



А Валерио?

Алессандро: Валерио более прямолинеен, он видит цель и принимает решение идти к ней. Он более консервативен. Он родился в Калабрии, на Юге Италии. А уроженцы южной Италии более строгие, больше, чем мы, верят в семью, ее традиции и ценности. Валерио очень взвешенно принимает решения, и я очень доверяю ему.

А Юлия и Эдита? Они – строгие учителя?

Соня: Эдита – в меру строгая, но это тот тип строгости, которым наслаждаешься. Все мы знаем, что, когда человек позитивен, исходящая от него информация воспринимается очень легко. Даже если Эдита подгоняет тебя, или говорит о том, что ты сделал что-то не так, она улыбается. И желание попробовать сделать именно то, о чем она говорит, появляется само собой.

Алессандро: Юлия – тоже не слишком строгая. Она много внимания уделяет физическим аспектам и строит обучение с точки зрения девочки. И мне нравится заниматься с ней, потому что как партнерша она тоньше чувствует ошибки партнера.

Расскажи о своих партнершах, как долго длилось твое предыдущее партнерство?

Алессандро: Раньше я танцевал с супругой Валерио Колантони – Giada Carabellese. Я танцевал с Джадой семь лет. Сейчас она для меня как сестра, и ничего не изменилось. Мне нравится, что мы дружим, потому что наши отношения не поменялись после того, как мы перестали танцевать вместе.

Просто Джада решила посвятить себя семье, и я очень надеюсь, что она верно выбрала свой путь. Она тоже очень счастлива за нас с Соней, и надеется, что у нас будут хорошие результаты.

Танцы для тебя – это главное дело жизни?

Алессандро: Я – студент, я не только танцор. Танцы, безусловно, являются главной частью моей жизни, но у меня есть не только моя карьера. Являясь владельцем танцевальной студии, я должен много времени проводить здесь, потому что моя задача – не только организовать свою соревновательную деятельность, но и соревновательную карьеру моих студентов.

Университет, студия, соревновательная карьера - все это сложно объединить вместе. Это мое основное дело сейчас, но не единственное, потому что я еще учусь в мое свободное время.

А где ты учишься?

Алессандро: Во Флорентийском университете, моя специальность – агрокультура.

Соня рассказывала, что ты прослушиваешь университетские лекции даже за рулем. С таким плотным учебным и танцевальным графиком тебе хватает времени на другие увлечения?

Алессандро: Да, мне нравится джоггинг (разновидность бега - Ю.К.) Мне нравится бегать, я занимаюсь также велоспортом, хотя это довольно опасно делать в городе. Мне нравится водить машину, я вообще не люблю сидеть на одном месте. Мне хочется вставить ключи в замок зажигания, и куда-нибудь отправиться на поиск чего-то нового.

Последний вопрос. Что бы ты хотел пожелать тем, кто выходит с тобой на паркет?

Алессандро: Я хотел бы пожелать всем танцорам, чтобы они могли танцевать все вместе, несмотря на принадлежность к организации и федерации. Я хочу пожелать, чтобы танцоры могли выбирать те соревнования, которые им нравятся, потому что в настоящий момент это пока не получается сделать. Эта была бы лучшая ситуация для развития танцев. Сегодняшние трудности являются хорошим стимулом, чтобы сделать танцоров более ответственными.

Я очень хочу, чтобы мы были все вместе, и танцевали в разных стилях. И очень важно, чтобы судьи это тоже понимали, и судили не только один стиль. Мне кажется, если ты судья, то ты должен судить разные способы танцевания. Ведь это очень здорово, потому что тогда танцоры имеют собственные стили. Танцы хороши тем, что в них есть различия. И мне бы хотелось, чтобы в одно прекрасное время эти различия были бы совмещены на одном паркете.